Матис Нитхардт - «таинственный» и «загадочный»

Статьи по культуре » Художественная культура немецкого Возрождения » Матис Нитхардт - «таинственный» и «загадочный»

Страница 2

Трагическая сцена «Распятия Христа» неправдоподобна, но в то же время очень убедительна. Место казни на фоне ночного беззвёздного неба освещено слабым лунным светом. Первое, что притягивает взгляд зрителя, — израненный Христос, который вдвое больше остальных персонажей, изображённых на алтаре. Огромная фигура Спасителя, под тяжестью которой прогнулась перекладина грубо сколоченного креста, выражает и безмерную тяжесть страданий, и величие. Средневековая традиция увеличения размеров особо важных персонажей в реалистическом толковании Нитхардта приобретает особый смысл: Христос отделён от близких не только тем, что мёртв. Он находится как бы в другом измерении.

Слева от креста - близкие Иисуса: плачет Мария Магдалина, последовательница Христа. Богоматерь в горестном забытьи упала на руки апостола Иоанна. Эту скорбную группу уравновешивает фигура Иоанна Крестителя, стоящего справа. Его спокойствие не вяжется с общим горем, странно и его присутствие здесь — к моменту распятия Христа он был уже казнён. Видимо, Иоанн Креститель также явился из другого мира, он как бы разъясняет смысл происходящего. Рядом с его фигурой надпись: «Его делу суждено расти, моему же уменьшаться». Иоанн, твердо стоящий на земле, и Иисус, пребывающий между землёй и небесами, — две жертвы во имя спасения людей.

По воскресным и праздничным дням алтарь открывали, и траурное Распятие сменялось ликующе-звонкой, многокрасочной живописью внутренних створок. Центральную картину праздничного цикла обычно называют «Прославлением Богоматери» или «Ангельским концертом». Сюжет её не имеет аналогов в религиозной живописи. Композиция как бы поделена на две части — левая укрыта тенью стены храма; правая озарена весенним солнцем, фоном ей служит пейзаж. Справа находится Мария с Младенцем на руках — художник изобразил Её простой женщиной, заботливой молодой матерью. В левой части картины из высокого готического собора навстречу Богоматери выходит красочная процессия. Ангелы играют на виолах и лютнях; яркие краски их одежд и ликов словно доносят до зрителя отзвуки небесной музыки. Шествие возглавляет девочка в короне с кротко сложенными руками, от лица которой исходит ослепительное сияние. Это тоже Мария, но теперь Она в облике Царицы Небесной, а не Богоматери. Художник воплотил две стороны Её величия.

На левой створке праздничного цикла алтаря изображено Благовещение, на правой — «Воскресение Христа». Последняя картина — звучный и радостный гимн победе добра над злом. Гробовая плита откинута; из гробницы воспаряет Христос — живой и прекрасный. Огромный радужный нимб Христа сияет на фоне звёзд, зажигает алым пламенем Его плащ и бросает лёгкие блики на окрестные скалы.

Живописные боковые створки последней, сокровенной части Изенгеймского алтаря посвящены житию Святого Антония. Правая створка прославляет стойкость отшельника в противостоянии страшным чудовищам-демонам; левая изображает встречу Антония со Святым Павлом Пустынником. Мирная беседа двух старцев протекает на опушке фантастического заброшенного леса. Сквозь мрачные силуэты деревьев просвечивает чудесная белая гора. Её громада кажется невесомой — так неуловима граница, разделяющая ясные небеса и голубоватые льды, укрывающие её вершину.

Использование динамичной готической линии, мощных аккордов цвета на тёмном фоне в одних частях алтаря и нежных цветовых переходов, мягкой, почти акварельной техники - в других, достигнутое цветом впечатление прорыва в бесконечную глубину пространства открыли новые возможности живописи.

Как живописец, Нитхардт увлекает, прежде всего, эмоционально насыщенным, экстатическим колоритом, фантазией, умелым включением полных смысла пейзажей и натюрмортов в большие картины.

Чуткость к красоте природы, живость многокрасочной палитры, волнующее сказочное настроение, характерные для произведений Матиса Нитхардта, нашли отражение в творчестве других немецких мастеров, работавших в начале XVI в.

Непосредственных учеников Грюневальд не имел, хотя многочисленные подражатели многое переняли от манеры мастера. Его путь живописца и не мог быть, по всей видимости, повторен — слишком велико было индивидуальное начало его творчества, с острым, на грани визионерского, чувством духовного начала жизни. Художник, в своем искусстве отдавший дань увлечения новой, уже пришедшей в Германию из Италии ренессансной живописи и числящийся среди крупнейших мастеров немецкого Возрождения, был, прежде всего, мастером, воплотившим в своих работах как специфический немецкий тип религиозности и новые духовные искания своей эпохи, так и великим одиночкой.

Страницы: 1 2 3

Другая информация:

Аристократические жанры
Canso - это жанр, пользовавшийся наибольшим уважением у поэтов и публики. Это песнь любви и учтивости - "canso d'amor e cortezia". Canso отражает знания и умение поэта-музыканта, что было видно по форме и по содержанию. Это прео ...

Творческие способности
Как же быть? Разумеется, следует сохранить все то положительное, что наработано в процессе исследования творчества в различных дисциплинах. И вместе с тем надо попытаться использовать знания, накопленные в рамках альтернативных - по отнош ...

Внешний вид храма
Храм Вознесения - один из древнейших в Ростове. При возведении валов - оборонных сооружений - церковь бережно сохранили, окружив насыпью. Поэтому в своем названии она и получила приставку в валах. Внутри церкви имеется доска, на которой н ...