Творчество Захи Хадид

Страница 1

Требуется немалая тренировка, чтобы смаху выговорить слово «постструктурализм», ни разу не запнувшись. В постструктурализме любые структуры понимаются не как абсолютные данности, но как нечто принципиально открытое и незавершенное, нечто без абсолютного центра, без абсолютной системы координат. Это, в частности, связано с отказом от представления о бинарных оппозициях как основе отношений между элементами системы. Деконструктивизм — направление в современной архитектуре, основанное на применении в строительной практике идей французского философа Жака Деррида. Другим источником вдохновения деконструктивистов является советский конструктивизм 1920-х гг. Для деконструктивистских проектов характерны визуальная усложнённость, неожиданные изломанные формы, подчёркнуто агрессивное вторжение в городскую среду.

В качестве самостоятельного течения деконструктивизм сформировался в конце 1980-х гг. (работы Питера Эйзенмана и Даниэля Либескинда). Теоретической подоплёкой движения стали рассуждения Деррида о возможности архитектуры, которая вступает в конфликт, «развенчивает» и упраздняет саму себя. Дальнейшее развитие они получили в периодических изданиях Рема Колхаса. Манифестами деконструктивизма считаются пожарная часть «Витра» Захи Хадид.

Согласно философам-деконструктивистам, все, что нам известно о мире – лишь истории, которые люди рассказывают сами себе и друг другу. Человеческая личность строится и развивается подобно художественному тексту – трагедии, комедии, романсу, сатире. Историки и социологи сочиняют повествования в тех же жанрах, но про большие массы людей. И даже физики с математиками «рассказывают истории» про ядерные частицы по тем же законам литературного жанра.

Архитектура не избежала общей участи и из «застывшей музыки» превратилась в «каменный текст». Однако роль архитектора при этом серьезнейшим образом изменилась. Архитектор превратился в рассказчика, выступающего со своими повествованиями перед жителями городов и весей. И вместо традиционных критериев «прочность – удобство – красота» его труд теперь оценивается по шкале «увлекательность – эмоциональность – оригинальность». Подобно древнегреческим аэдам времен Гомера или средневековым уличным мейстерзингерам, архитектор публично порождает захватывающие, забавные или жуткие образы. При этом особой правдивости от него никто не ждет, она даже как-то не очень и уместна. Как тонко подметил Федор Тютчев, «мысль изреченная есть ложь». Любой текст, любая история – вымысел и неправда. И рассказчик, как честный человек, не должен претендовать на какую-либо истинность или окончательность своих рассказов. Ведь каждый читатель – соавтор, читая текст, он переиначивает этот текст по своему пониманию. На всякую, самую разумную и логичную повесть найдется такой способ прочтения, который превратит ее в шизофренические бредни. Следовательно, архитектору не стоит и пытаться выстроить нечто правильное, устойчивое и завершенное. Все равно найдется такая точка зрения, с которой строение будет выглядеть странно и нелепо – а в нашу эпоху тотальной политкорректности все точки зрения равноправны.

Архитектор-деконструктивист (постструктуралист) строит и одновременно сам разрушает свое строение. Примерно так иной рассказчик приговаривает: «Не любо – не слушай, а врать не мешай!» Отсюда вырастает и феномен «звездного архитектора» (starchitect). Это повествователь, который в процессе рассказывания меняет смысл не только своих собственных произведений, но и всех остальных, включая и предшествующих.

Спроектированное и построенное «звездой» прогибает и выворачивает в новую плоскость образы исторически сложившихся стилей, районов и целых городов. Новый Музей Гуггенхейма прекратил существование провинциального, депрессивного Бильбао и породил новый, преуспевающий и растущий город – совершенно так, как экранизация вдохновляет на новую жизнь давно забытые книги.

Архитектура – это повествование. В потоке проектируемого и строящегося можно обнаружить все жанры и разновидности, знакомые нам по литературе. Сегодня мне хотелось бы поговорить об архитектурном триллере и о том, как этот жанр представлен в материалах Интернета.

Эмоциональное содержание триллера лежит в области состояний, которые обычно считаются неприятными, негативными. Триллер культивирует гнев, страх и отвращение. Персонажи триллера вызывают раздражение и антипатию, тревогу и омерзение. Лидер современного литературного триллера – Стивен Кинг. Несомненная глава сегодняшнего архитектурного триллера – Заха Хадид, «гран-дама международного декона».

Страницы: 1 2 3

Другая информация:

Русский импрессионизм
Самым ярким представителем русского импрессионизма является художник Коровин Константин Алексеевич(1861-1939). Творчество Коровина прочно вошло в историю отечественного искусства и принадлежит к высшим его достижениям. Замечательно одаре ...

Царские пиры
Благодаря многим дошедшим до нас старинным рукописям мы прекрасно осведомлены о праздничном и повседневном столе царя и бояр. И это благодаря пунктуальности и чёткости исполнения своих обязанностей придворных служащих. Количество всевозм ...

Корпорация. Взгляд изнутри
Пиарщики существовали всегда, именно они для укрепления имиджа, старательно лепили образ человека, которого интересовала только мультипликация, но Дисней больше всего на свете любил прибыль, которую и приносила мультипликация. Чтобы прибы ...