Человек - главная составляющая культуры

Статьи по культуре » Человек - главная составляющая культуры

Страница 3

Нидерландский философ Бенедикт Спиноза (1632—1677) центром своего учения сделал человека и одним из первых в Новое время поднял проблему его свободы. Спиноза рассматривает человека в единстве и многообразии его природы. Человек нам понятен, но в то же время таинствен, поскольку в нем соединяется множество неизвестных моментов, их число неисчерпаемо, и вместе с этим неисчерпаем человек. Человек одновременно велик и ничтожен, но только он в огромном мире природы стремится к свободе. И, отдавая дань веку, Спиноза видит свободу в познании человеком законов мира и самого себя; познание для него — наивысшее благо и добродетель. Именно познание и основанная на нем разумность могут привести такую форму организации людей, как государство, к согласию. Необходимо лишь одно, чтобы “все . во всем согласовывались друг с другом, чтобы души и тела всех составляли как бы одну душу и одно тело” [284, т. 1, с. 538].

Как бы завершая философское осмысление человека в XVII веке, Готфрид Лейбниц (1646—1716) выделил в нем три стороны: разум, волю и чувства. Определяющим же началом в этой триаде становится, конечно, разум, который ведет человека из тьмы произвола и зла к свету свободы и добра.

Искусство этого времени прославило величие разумного человека в трагедиях Корнеля и Расина, высмеяло ничтожество невежественности в комедиях Мольера.

Новую страницу в эпопее познания человеческой сущности открывает эпоха Просвещения. Французский философ и врач Жюльен Офре де Ламетри (1709—1751) в трактате с выразительным названием “Человек-машина” (1747) пытается разобраться в том, от чего зависит множество состояний человеческого тела и духа, чем обусловлено великое разнообразие человеческих индивидуальностей. Он видит причины этого в особенностях пиши и даже утверждает, например, что от того, какая пища употребляется людьми, зависят и качества национального характера: “Сырое мясо развивает у животных свирепость, у людей при подобной же пище развивалось бы это же качество; насколько это верно, можно судить по тому, что английская нация, которая ест мясо не столь прожаренным, как мы, но полусырым и кровавым, по-видимому, отличается в большей или меньшей степени жестокостью, проистекающей от пищи такого рода наряду с другими причинами, влияние которых может быть парализовано только воспитанием” [163, с. 183]. Ламетри пытается объяснить различные настроения, мышление, темперамент, поведение человека исходя из его анатомических особенностей, сравнивая человека с животными и растениями. В духе своего времени он видит различия между человеком и животным в развитии ума. Но ум, по мнению Ламетри, не задан человеку свыше, он развивается под воздействием природных условий и воспитания. “Плохо воспитанный ум,— пишет Ламетри,— подобен актеру, которого испортила провинция” [там же, с. 186].

Главным завоеванием эпохи Просвещения было учение о “естественном” человеке. Томас Гоббс (1588—1679) в Англии, Жан Жак Руссо (1712—1778) во Франции провозгласили, что человек свободен уже по своему “естеству”, по рождению. Его свобода заключена в равноправии с другими людьми, и только противоестественная общественная среда делает его либо властелином, либо нищим. Именно она, считали Руссо и другие просветители, поставила человека на колени и объявила рабом. Поэтому человек должен стремиться к свободе, он должен бороться за нее.

Нет, не теоретики призвали на баррикады в борьбе за свободу, равенство, братство. Но и они, и добропорядочные немецкие философы предполагали, что человек не только должен, но и может обрести свободу. Ее воспевали поэты, о ней писали драматурги, и человек мятежный, борец, свободный духом, становится героем своего времени. Ему противопоставлены аристократ, властелин, притесняющий свободу, с одной стороны, церковь, оправдывающая рабство,— с другой и обыватель, филистер — с третьей.

Так XVIII век соединил в образе человека разум и страсти, а родоначальник немецкой классической философии Иммануил Кант (1724—1804) уже рассматривает человека и с точки зрения его разума, и с точки зрения темперамента, ищет мост от мира природы к миру свободы и находит его в эстетической сфере. У нас еще будет возможность увидеть европейского человека через призму культурного контекста его времени в разделе, посвященном истории европейской культуры. Пока же обратим внимание на то, что тогда не только в Европе, но и в России человека понимали как часть природы, как существо естественное, но в то же время и как совершенство, наделенное умением трудиться. И здесь все, кто обращался к проблеме человека, увидели противоречие между возможностями разума и униженным, угнетенным положением человека, а также между его разумной и чувственной сферами. Первое из названных противоречий вопиет к читателю со страниц книги А. Радищева “Путешествие из Петербурга в Москву” (1790) и поэмы И. П. Пнина “Человек” (1805):

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Другая информация:

Свадебная обрядность
До 30-40-х годов ХХ века у народов коми сохранялись три основных формы заключения брака: свадьба с приданым, свадьба с калымом и свадьба с похищением. Свадьба с приданым была распространена у всех этнографических групп коми, тогда как сва ...

Идеи постмодернизма
Стиль постмодернизма появляется тогда, когда его осознают, обозначают, присваивают ему имя. По отношению к постмодернизму это произошло в конце 60-х — начале 70-х годов XX столетия. "Онтологический" статус постмодернизм приобрёл ...

Малевич и Клюн
В школе Рерберга Малевич встретился с Иваном Васильевичем Клюнковым (1873- 1943) , известным в истории русского искусства под псевдонимом Клюн. В первые московские годы именно он был ключевой фигурой для будущего авангардиста. Знакомство ...