«12» - венценосное число 12

Страница 1

Фильм Никиты Михалкова «12», ставший обладателем специального «Золотого Льва» на кинофестивале в Венеции, неизбежно сравнивают со знаменитой картиной Сидни Люмета «12 разгневанных мужчин». Только чистым ремейком этот фильм назвать нельзя: скорее переложение основной сюжетной линии на другое временное, территориальное пространство.

После многочисленных публикаций в прессе об этом проекте и его триумфе на Венецианском кинобиеннале, состоялась официальная премьера на родине фильма. 19 сентября в Киноцентре «Октябрь» сразу в нескольких залах шел показ. А в фойе на первом этаже можно было вблизи увидеть Золотого Льва Венеции. Предисловием к началу, естественно, послужило живое выступление перед зрителями создателя картины. По его словам, реакция зрителей в Венеции совпадало с тем, что он ожидал. И это при том, что смотрели они фильм с субтитрами. С его слов было ясно, что он не ждет ни хвалу, ни критики, - «Единственное, на что я надеюсь, что после просмотра вы измените свое мнение: худшее на лучшее или наоборот. Лишь бы не остаться равнодушными».

12 стульев и один большой стол. Прямо посередине спортзала в обыкновенной московской школе. Именно здесь происходят основные действия фильма, не считая маленьких эпизодов с боевыми действиями.

12 присяжных должны вынести окончательный вердикт по поводу обвинения 18 летнего чеченского мальчика в убийстве приемного отца- офицера российской армии. И вот на протяжении 2,5 часов фильма каждый из них пытается определиться, считает ли парня убийцей или нет. Вопрос «виновен или невиновен?» висит над ними и проносится время от времени со стремительной скоростью.

В данном случае, имеется в виду птичка, влетевшая в зал к героям и наблюдающая за ними. С высоты птичьего полета (естественно в рамках спортзала) наблюдает и зритель за всем происходящим: как бы сверху, пролетая над залом, над столом присяжных, от одного персонажа к другому. Данный необычный прием был применен оператором Владиславом Опельянцем дабы оживить 13-го героя фильма - того самого воробья. Его камера идеально работает в этом ключе, создавая смыслообразующее изображение.

Структура «аргумент-контраргумент» - «следствие-развитие-поворот» заставляет в течение двух с половиной часов находиться в напряжении. Что, в сочетании с глубоким психологизмом, делает своё дело: фильм «проглатывается», хотя действия - минимум, и развитие строится на бесконечных диалогах.

В картине достаточно четко вытроены причинно-следственные связи сюжетной линии, хотя иногда идет разбавление вставками эпизодов из детства юноши во времена войны, его воспоминания о родителях.

Данный подход был также использован и в процессе съемок: не было никаких прыжков от одного куска в истории, к эпизоду, стоящему в середине. Кино снималось последовательно.

Актеры тут почти все медийные. Проще говоря, звездный состав. Ничего странного: у такого режиссера многие мечтают сниматься. Именно их талант и полная отдача помогли реализовать сложный проект под названием «12». Причем Опельянц снимал их даже синхронно, на репетициях, длившихся иногда аж до самого утра.

Изначально, не имея сомнений в виновности мальчика, 11 из 12 присяжных голосуют против, не вникая особо в ситуацию, так как все улики против него. И лишь один (Сергей Маковецкий) предлагает пересмотреть все с учетом «человеческого фактора». Потому что, русский человек не может жить по закону - это непривычно и скучно. И что, самое главное, не закон главное, а сердце и душа. В попытках разобраться в ситуации с убийством, наши присяжные втягиваются в тяжелый спор, не имеющий часто отношения к данному уголовному делу.

Замкнутые на самих себе герои: продюсер телеканала, директор кладбища, руководитель российско-японской корпорации, артист эстрады, хирург, убежденный демократ, таксист, рабочий-метростроевец мечтают поскорее закончить с этим делом и пойти по своим делам. Но не тут то было. Накаленная обстановка заставляет каждого из 12 посмотреть вглубь себя, понять причины своего решения и усомниться в нем. Мы видим, как реалистичность фильма буквально выворачивает наизнанку все накопившееся: личные обиды, проблемы страны, переживающей переходный период, а главное, то о чем не говорят громогласно и прилюдно, но обсуждают на кухне.

Никита Михалков: «Это очень русская картина, и она патриотичная. Но не может быть патриотичной картина, которая основана на ксенофобии. Потому что шовинизм и ксенофобия – это когда я люблю свое за счет других. Когда я говорю: я лучше тебя. Но я говорю: я люблю свое и готов тебе показать мое, чтобы ты его полюбил, а ты мне покажи свое. Знаете присказку «Какой же я антисемит, когда у меня друг еврей?» Я знаю, какие есть дурные черты в еврейском характере, чудовищные черты в русском характере или в украинском – в любом. Но вот Гафт играет в картине такой переливающийся бриллиант, и он, совершенно справедливо раздражает Гармаша своими «еврейскими штучками». Это очень важно. Что, нет еврейского вопроса? Он есть, но о нем надо говорить, не шептаться на кухне. Это и есть уважение».

Страницы: 1 2 3

Другая информация:

Славянофильство и западничество как попытки самоопределения русской культуры
Начало полемики между славянофилами и западниками пришлось на 1839 г., когда распространились в рукописях статьи А. С. Хомякова «О старом и новом» и И. В. Киреевского «В ответ А. С. Хомякову». При внешних разногласиях по ряду общемировозз ...

Обрядовая одежда
Некоторые характерные элементы отличали повседневный костюм от свадебного, рекрутского или погребального. "В Осинском уезде рекрута отличал цветок, приколотый на грудь. В Чердынском районе рекруту нашивали или привязывали на фуражку ...

Театр Древней Греции
Однако новые общественные условия делали лирическую поэзию несовременным жанром, она уходила с авансцены вместе с породившей ее аристократией. На смену ей приходит театр - трагедия и комедия. Театр занимал особое место в жизни греков и во ...